Благодаря помощи друзей-психоаналитиков, таких как Карен Хорни, Фриц вскоре открыл частную практику в Нью-Йорке. Его книга была переиздана в Лондоне (1947). Он видоизменил технику работы: отказался от кушетки и начал вести свои первые группы. После пятнадцати месяцев разлуки к нему приехала Лаура с детьми1.

Пол Гудмен, писатель и театрал, ввел его в протестующую против социума артистическую среду Нью-Йорка. Он посещал Мерса Каннингема2, основоположника современного танца, Джулиан и Джудит Бек, создателей «Живого театра», и у него вновь вспыхнула страсть к постановкам. Все эти артисты очень свободно использовали сексуальность и социальную провокацию.

Фриц страдал от несоответствия внешнего облика респектабельного терапевта своему образу жизни и внутреннему самоощущению. То, что было допустимо для джазовых музыкантов и актеров, в среде которых он вращался, неприемлемо для психотерапевта. Его провокации отдаляли от него традиционно ориентированных профессионалов. В связи с этим он очень ценил дружбу с Полом.