Он дал прочесть свою рукопись Марии Бонапарт, другу и последователю Фрейда, когда встретил ее в Кейптауне. Ее ответ шокировал: «Если вы не верите в теорию либидо, то должны отказаться от психоанализа…». Перлз посчитал это заявление антинаучным1, так как из него следовало, что теория базировалась на догме, и возразил: «Теория либидо - это акт веры?». С этого момента отношения между Перлзом и психоанализом дали трещину. Он не отказался от практики, но его связь с Институтом психоанализа постепенно оборвалась.

Мне кажется, что знать больше о жизни основоположников гештальт-терапии необходимо, чтобы лучше понимать то новое, что они привнесли. Теорию или психологический подход не строят ex nihilo. Каждый исследователь опирается прежде всего на свой жизненный опыт и видение мира. Фрейд, который, по слухам, боялся прямо смотреть в глаза людям и которому становилось не по себе от контакта с пациентами, создал дистантную технику психоаналитической терапии: терапевт сидит позади клиента, лежащего на кушетке. Перлз, провокатор, искал контакта с людьми, предпочитая прямую конфронтацию холодной отстраненности. Фрейд, страстный археолог и коллекционер египетских статуэток, был сосредоточен на прошлом. Перлз, который в своей жизни все бросал десятки раз, чтобы начать с нуля, понимал, что сфокусированность на том, «что я решаю делать здесь и сейчас», может оказать человеку неоценимую помощь.

Фриц поступил на службу в армию как волонтер… на стороне англичан

В 1942 году Фриц поступил на службу в армию как волонтер… на стороне англичан. Он служил в должности медицинского офицера. Участие в двух мировых войнах в противоположных лагерях сформировало у Перлза циничное отношение к политическим идеалам2, к великим идеям, которые только искусственно объединяют народ. Благодаря этому опыту у Перлза развились глубокий интерес к индивидуальным страданиям и способность к сопереживанию. Это был угрюмый анархист с большим сердцем.

В конце войны Перлз, обеспокоенный ростом южно-африканского фашизма, принял решение уехать в Соединенные Штаты. В 1946 году пятидесятитрехлетний Фриц поехал туда один, чтобы подготовить почву. Лаура и их дети присоединились к нему через год3.