Первая мировая война вынудила Фрица прервать учебу; в 1915 году он поступил волонтером в Красный Крест и оказался в Бельгии санитаром подразделения, специализировавшегося на газовых атаках. Он часто выступал в роли переводчика, поскольку хорошо говорил по-французски.

Фрица поражало смертельное безумие войны. Он не ощущал себя евреем, так как не придерживался соответствующих традиций, тем не менее его отправляли на самые опасные участки, говоря с презрением, что с его смертью после войны станет одним евреем меньше. Иногда Фриц спрашивал себя, кто были его настоящие враги: англичане, против которых он воевал, или немцы в собственной траншее. Он получил ранение снарядом, затем после газовой атаки перенес болезнь легких. В 1917 году ему присвоили звание офицера.

В этих драматических испытаниях проявились две противоположные черты характера Фрица. С одной стороны - глубокий гуманизм (к примеру, ему казался возмутительным запрет лечить раненых англичан). С другой стороны - удивительная для гуманиста, иногда шокирующая трезвость суждений, раскрывающая его способность на еще большую жестокость.