Фриц привез из Южной Африки сотни страниц заметок, которые могли бы лечь в основу нового терапевтического подхода. Он предложил пятьсот долларов Гудмену за помощь в оформлении и дополнении этих размышлений. Клинические наблюдения и теоретические предположения Фрица были блестящими, однако он не имел писательского таланта, а тем более не мог гладко излагать мысли на английском, который не был его родным языком.

Пол - поэт, писатель; он работал «литературным негром» и значительно превзошел первоначально запланированный объем работ. Он переформулировал идеи Фрица и добавил несколько собственных. К ним присоединился третий автор, Хефферлин, профессор университета, который проводил исследования со студентами и составлял об этом подробные отчеты.

Коллективный труд Перлза, Гудмена и Хефферлина вышел в двух томах. В 1951 году был опубликован экспериментальный сборник, в котором преобладает вклад Хефферлина, так как в то время в Америке придавалось большое значение практической работе2. Это не был успешный коммерческий ход, поскольку из потенциального круга читателей исключались профессионалы, для которых и предназначались эти труды.

Сотрудничество при создании теоретического тома, опубликованного во вторую очередь, давалось Перлзу и Гудмену нелегко. Если Фриц был ориентирован на методологию, эффективность, сопоставление идей, то Пол - философ, выросший на литературе, - видел нюансы, хотел выразить красоту понятия. Следуя предложению Фрица, которое было изложено в его первой работе, они, в противовес идеям Фрейда, развивают понятие «здоровая агрессивность», которая предшествует ассимиляции. Затем они соединили главы, не заботясь больше о ссылках на первоисточники, из которых черпали вдохновение для своих идей.

Эта совместная работа перетекла в конечном счете в дружбу. Однако в итоге Пол остался близок больше с Лаурой.

Джо Визонг, нью-йоркский директор «Гештальт-газеты», говорил, что видел рукопись, написанную в равной мере Фрицем и Полом. Некоторые части книги были отредактированы, в частности, в тех местах, где немецкие обороты Фрица сильно утяжеляли блестящий английский Пола. Другие, подобно Тэйлору Стоеру, издателю Гудмена, считали, что вклад Фрица ограничился записями, сделанными в Южной Африке1. Но какое значение имеет буквальное авторство этих трудов, которые по большей части представляют собой синтез идей «группы семи»?

Книга пережила трудный старт, и развитие нового подхода казалось слишком медленным. Фриц, неутомимый путешественник, бороздил просторы Соединенных Штатов. Он собирал маленькие группы и знакомил людей со своими идеями. Посещал других основателей новых терапевтических направлений, приобщался к дзэн. Каждый раз он интегрировал в свой подход то новое, что он там узнал, например значимость телесных посланий (мышечные зажимы, дыхание), использование театра в терапии (психодрама) и т.д.

В 1952 году супруги Перлз создали Нью-Йоркский гештальт-институт2, но Лаура ясно дала понять, что не намерена там преподавать. Ей полностью хватало частной практики и роли матери семейства. Фриц окончательно перевернул страницу своей двадцатитрехлетней психоаналитической практики. На его первом учебном семинаре присутствовало сорок студентов... После уговоров Лаура взяла на себя ответственность за половину группы. Именно это послужило началом педагогической деятельности, которой она занималась всю оставшуюся жизнь.

Эти первые студенты были пациентами Перлза или друзьями Гудмена. Они же впоследствии возглавили различные американские гештальт-институты. В их числе были Исидор Фром и Ирвин Польстер.