Со временем между Фрицем, который не чувствовал, что его достаточно ценят, и другими членами «группы семи», в том числе и Лаурой, возникли напряженные отношения. В 1956 году Фриц оставил управление институтом и уехал один в Майами. Лаура осталась в Нью-Йорке. Между Фрицем, считавшимся создателем гештальт-терапии, и Лаурой, которая вместе с Гудменом руководила институтом в Нью-Йорке, а затем и в Кливленде (близ Чикаго), на долгое время установилось профессиональное соперничество. Первый обладал харизмой, позволявшей ему распространять это направление психотерапии и знакомить с ним; у вторых было стремление развивать теорию и обучать специалистов.

«В действительности он никогда не покидал меня, - говорила Лаура, - его просто не было дома все дольше и дольше»1. В самом деле, каждый раз, когда Фриц был в Нью-Йорке, Лаура его принимала.

О причине их отдаления Фриц писал следующее: «Мне было все более не по себе рядом с Лаурой, которая всегда меня ставила в подчиненное положение, и обо мне в тот период нельзя сказать ничего хорошего»2.

В Майами шестидесятитрехлетний Фриц первое время чувствовал себя больным и подавленным. Клиенты у него бывали редко. Он экспериментировал с ЛСД, модным в движениях контркультуры той эпохи. Затем страстная влюбленность в Марти Фромм вновь пробудила в нем энергию.

От гонимого еврея в Голландии до богатейшего буржуа в Южной Африке, от «маленького мальчика», оскорбленного плохим приемом Фрейда, до обожаемого гуру, от неутомимого путешественника, всегда готового поставить под сомнение всю свою жизнь, до озлобленного старика, - в этот период Перлз остро почувствовал все свои крайности. Казалось, он начинал каждый день своей жизни с нуля. «Бродяга-пророк»3 - так говорила о нем жена.

Что касается Гудмена, то он продолжал удовлетворять свои многочисленные интересы. Он преподавал в Университете Чикаго. В 1954 году получил докторскую степень и выступал с докладами по всей стране. Писатель и журналист, представлявший определенные политические позиции и выставлявший напоказ свой гомосексуализм, он понемногу отдалился от психотерапии и стал одним из духовных наставников бунтующей против правительства молодежи. Он много писал о театре, писал и романы, и статьи по социологии. Из-за нетрадиционной сексуальной ориентации Пол потерял работу. Затем он начал издавать журнал «Комплекс». Его книгу «Абсурд взросления», которая увидела свет в 1960 году, оценил по достоинству журнал «Лайф». Не давая точных определений, Гудмен распространял понятия, развиваемые в гештальт-терапии.

Как и Фриц, он не придерживался норм и условностей, критиковал государственную власть. Пол верил, что трансформация мира проходит через трансформацию индивидов: он считал психологию социальной и политической силой и придавал большое значение саморегуляции индивида или группы в своем социальном окружении. Пол восхвалял свободный анархизм4. Сьюзен Зонтаг писала о нем: «Он был нашим Сартром, нашим Кокто»5.