На примере классического по своему содержанию случая Жана (а именно трудный контакт с матерью в детстве, который нарушил его взрослые отношения) можно проиллюстрировать различные терапевтические стратегии:

  • психоаналитик позволил бы развиться переносу для актуализации детской ситуации, что побудило бы Жана «снова обратиться к прошлому» через воспоминания, сны, оговорки и т.д.;
  • роджерианский терапевт использовал бы приемы эмпатического слушания и безусловной поддержки Жана в его страданиях, чтобы он смог освободиться от своих эмоциональных блоков;
  • как гештальт-терапевт я сосредоточен на актуальных формах прерывания контакта; я - элемент поля. Выстраивая отношения симпатии, опираясь на свой собственный актуальный и прошлый жизненный опыт, я стараюсь выявить все срывы цикла контакта. Групповая работа позволяет обнаружить повторение этих прерываний с разными людьми.

Методологические исследования в области психотерапии показывают, что у терапевтов все меньше и меньше проявляется тенденция придерживаться одного подхода. Они стремятся интегрировать различные взгляды в свою модель профессиональной деятельности. Большинство специалистов получают образование по нескольким направлениям психотерапии. Поэтому личность терапевта и его клиента, а также качество их терапевтического альянса оказываются более важными, чем методы или приемы. Догматические противоречия между различными течениями бледнеют на фоне необходимого клинического эклектизма. Терапия в группе усиливает это явление.

По содержанию сессии специалисты различных психотерапевтических направлений часто похожи друг на друга. Различия обнаруживаются в том, на какую теоретическую и объяснительную модель опираются психотерапевты. Например, в терапии детей специалисты почти всех психотерапевтических школ используют игру, рисунок, сказки и т.д. Различия же проявляются в том, как они интерпретируют материал сессии, какую теорию психоаффективного развития ребенка используют и т.д.