Эта экзистенциальная данность очень близка предыдущей - ответственности: каждый человек, так как он свободен, несет ответственность за свои действия. Он часто сталкивается с несовпадением между своими желаниями и их осуществлением, между своими представлениями о мироустройстве и реалиями повседневной жизни. Одним словом, он не всемогущ. Как в известной сентенции о наполовину полном или наполовину пустом стакане, то есть в зависимости от того, через какую призму (оптимизма или пессимизма) человек смотрит на жизнь, он может ощущать либо собственное величие, либо экзистенциальную данность несовершенства. Первое стимулирует его стремление учиться и что-то улучшать, например свое поведение или эмоциональные отношения, в то время как второе сводит на нет его активность.

Существуют различные стратегии, которые позволяют избежать переживания собственного несовершенства:

  • Кто-то склонен потворствовать своей мании величия, развивать чувство принадлежности к высшей расе, из-за чего может остаться в изоляции - его перестанут понимать другие люди.
  • Кто-то предпочитает бездействие, в страхе совершить ошибку или столкнуться с провалом, и витает в мечтах, где все возможно.
  • Кто-то - и чаще происходит именно так - ищет козла отпущения, то есть виновника всех своих затруднений и ограничений. Поиск виновного позволяет оправдать собственное несовершенство, то есть избежать тревоги. Таким образом, наличие козла отпущения помогает уклониться от чувства вины.

И снова история дает нам пример дефлексии тревоги. В Древней Греции в городах было принято в большой роскоши содержать мужчину, захваченного в плен на войне. Такой заключенный имел все права: говорить с кем угодно, насмехаться над кем угодно, ухаживать за женщинами, носить красивую одежду и есть лучшую еду. Но он не мог выйти из города. Когда возникала угроза войны, голода или эпидемии, этого заключенного, которого уничижительно называли pharmakos («осквернитель»), тащили за крепостную стену и забрасывали камнями в надежде избежать опасности. Таким образом народу удавалось справиться со своими страхами и стать более сплоченным. Производным от pharmakos стало слово… «фармацевт» (тот, кто дает лекарство).

Мария обвиняет своего супруга во всем, что есть плохого в их отношениях. Если козлом отпущения перестает быть муж, его место занимает начальник, так как он доводит ее до белого каления и заставляет допоздна задерживаться на работе. Терапия позволяет Марии, с одной стороны, взять на себя часть ответственности за отношения в паре, а с другой - примириться с несовершенством обоих партнеров, то есть принять несовершенство всех человеческих отношений.

В процессе гештальт-терапии мы пытаемся повысить собственную активность человека в решении фундаментальных вопросов его бытия: «В чем ты действительно нуждаешься?», «Что ты предпринимаешь для этого?». Терапевт должен помогать клиенту одновременно принимать свои ограничения, когда они кажутся адекватными, и избавляться от неадекватных или иррациональных.