Шли оживленные дискуссии на тему названия для нового подхода к пониманию человека. Благодаря им мы можем лучше понять вклад каждого в фундамент этого здания. Фриц предложил вариант - терапия концентрацией, о чем писал в своей первой книге; он делал акцент на осознании тела и эмоций, которое достигается за счет концентрации на «здесь и сейчас». Лауре больше нравилось название экзистенциальная терапия, но остальным показалось, что этот термин слишком тесно связан с Сартром и будет плохо принят в США в эпоху маккартизма. Хефферлину импонировало название интегративная терапия.

Тогда Фриц предложил вариант гештальт-терапия, заимствуя название из работ по гештальт-психологии, которые тщательно изучала Лаура, готовя докторскую диссертацию о визуальном восприятии.

Лаура и Гудмен сначала отклонили эту идею, считая свою работу очень далекой от понятий гештальт-психологии и опасаясь, что термин будет звучать слишком непонятно. Но затем члены рабочей группы одобрили его единогласно.

Отдельные теоретики гештальт-психологии, эмигрировавшие в США, выразили свое недовольство. В частности, Курт Левин заявил, что произошла узурпация термина. Гудмен, который вызвался ответить на полемику, несколькими годами позже иронизировал: «Вероятно, если бы мы не выбрали в 1951 году термин Гештальт, то, будучи связан только с восприятием форм, он бы и по сей день пылился на самых дальних полках темных университетских библиотек!»1.