Перлз руководствовался в равной мере «активной техникой» Шандора Ференци, взглядами Карла Густава Юнга о развитии или «самости», психодрамой Якоба Морено, понятием об игре Эрика Берна, основателя транзактного анализа.

Одним из широкого спектра интересов гештальт-терапии, несомненно, является попытка синтеза, даже если она остается неполной. Она направлена на то, чтобы построить мост между психодинамическими подходами, центрированными на интрапсихических аспектах личности, и подходами, изучающими отношения, коммуникацию и способы межличностного контакта.

Это очень краткое упоминание нескольких характеристик гештальт-терапии, которые характеризуют ее идентичность и могут объяснить ее успех и долговечность. Мы сегодня являемся «третьим поколением» (те, кто практикует после создателей и теоретиков), согласно выражению Сержа Гингера - одного из тех, кто начинал развивать гештальт-терапию во Франции. Верный взглядам Перлза, он тем не менее предостерегает современных гештальтистов от «догматической строгости». Гингер, кстати, любит цитировать фразу Э. Хэрриот: «Все начинается с энтузиазма… и заканчивается в организации».

Организация, или, по крайней мере, институционализация, неизбежна; она также является признаком зрелости. Однако мы надеемся, что она не погасит ни энтузиазм, ни креативность. Это то, что сулит работа Гонзага Масколье.

Нынешний директор Парижской Школы Гештальта Гонзаг Масколье принадлежит к «третьему поколению» практикующих гештальт-терапевтов. Он из тех, кто превосходно знает свои профессиональные корни и интегрирует различные положения, составляющие теоретическую базу гештальт-терапии.

Он дарит нам особенно ясное, доступное и живое изложение этого подхода.

В его изложении найден точный баланс между историей, современным состоянием теории и практикой. Эта книга описывает генезис гештальт-терапии через призму пути Фрица и Лауры Перлз, их нью-йоркской встречи с Полом Гудменом и Ральфом Хефферлином, калифорнийского периода в Эсалене.

В книге представлены основополагающие концепты Гештальта в умелом сочетании простоты и строгости изложения. Автору удалось избежать жаргона или бесполезной техничности. Применение иллюстраций позволяет закрепить эти концепты в жизненном опыте. Наконец, Гонзаг Масколье показывает различные сферы использования Гештальта: от психотерапии до образования и сопровождения. Он также воссоздает картину современного состояния Гештальта во Франции.

Можно справедливо отметить, что его работа является «интегративной». Не игнорируя различные течения, которые омывают Гештальт и вносят свой вклад в его динамику, он умеет смотреть с высоты и замечать самые значительные и признанные аспекты. Он также умеет избегать любых доктрин и стереотипов. Всем этим Гонзаг Масколье продолжает дело Перлза, суть которого отражена в словах, произнесенных им в конце жизни: «Нет конца интеграции (жизнь не закончится никогда), всегда есть возможность расти».

Эдмонд Марк