Книга «Сны и существование в гештальт-терапии» и сопровождающий ее фильм отражают содержание семинаров по этой теме, способствуя широкой известности автора.

Перлз настаивает на идее, что каждый элемент сна может быть рассмотрен как часть самого себя. Объединение этих различных элементов позволяет стать здоровым, то есть целостным, человеком.

Образы сна не являются, как полагал Фрейд, выражением подавленного желания. Это скорее выражение креативности, трамплин, дающий толчок к лучшему восприятию настоящей жизни.

Из рассказа Фрица: «Один пациент рассказывает свой сон, как он покидает мой кабинет и идет в центральный парк. Он пересекает аллею для верховой езды. Я ему предлагаю побыть этой аллеей. Он возмущенно отвечает: «Как? Позволять каждому меня пачкать, да еще и топтать ногами?». Вы видите, он действительно пережил идентификацию»1.

Гештальт-терапевт предлагает своему клиенту «сыграть» различные элементы своего сна, полагая, что они являются экзистенциальным посланием его настоящей жизни. Часто бывает разумным сделать акцент на каком-либо незначительном или необычном элементе сна, как, например, вышеупомянутая аллея для верховой езды. Это стимулирует воображение и позволяет открыть потенциал, скрытый в символах, которые порождает сон.

Одной из техник работы со сном является его постановка. Она осуществляется в формате «здесь и сейчас». Клиент рассказывает свой сон в настоящем. Точнее, он вновь в него погружается, что позволяет в случае необходимости изменить его сюжет, вновь взять на себя ответственность за развитие действия или его итог. Сон также рассматривают как незавершенный Гештальт. Тогда речь идет о повторной мобилизации. В этом случае в проработке сна часто используют прямое обращение, монодраму и амплификацию. При работе со сном в группе различные его элементы могут быть сыграны участниками в психодраме.

Работа по идентификации часто имеет двойную цель:

  • интегрировать конфликтные составляющие нашей личности, представленные в виде различных элементов сна;
  • принять некоторые составляющие нас самих, которые мы считаем негативными и проецируем вовне.

В случае, когда человек перестает помнить свои сны, он может к ним обратиться, задав, например, следующий вопрос: «Почему вы от меня убегаете?».