После войны Фриц продолжил учебу и получил специальность нейропсихиатра. Он вращался в среде увлеченных искусством и вечно недовольных берлинцев. Заинтересовался психоанализом, известным в ту пору как новаторское, но очень противоречивое направление. В 1926 году начал терапию с Карен Хорни, ученицей Фрейда, впоследствии разошедшейся с ним во взглядах1.

Карен Хорни настаивала, что в терапии необходимо учитывать социокультурное окружение: пренебрегая тщательным исследованием прошлого, она делала акцент на актуальных трудностях, серьезных расстройствах поведения. Позже она эмигрировала в США, где ее тезисы были подхвачены первыми американскими феминистскими движениями (например, тот, что некоторые неврозы, считавшиеся чисто женскими, связаны с ролью, которая отводилась женщинам в обществе). Карен Хорни навсегда осталась в контакте с Перлзом, поддерживала его исследования и помогла ему потом устроиться в Нью-Йорке.

В 1927 году Перлз покинул Берлин и переехал во Франкфурт-на-Майне, здесь под руководством профессора Курта Гольдштейна он занимался лечением солдат с ранениями головного мозга. В это время Гольдштейн работал над «Гештальт-психологией», он исследовал восприятие формы, его интересовало, как наш мозг создает образы. В этой отрасли психологии нет психотерапевтического приложения, но Перлз позднее позаимствовал понятие Гештальт, чтобы назвать им свой подход в терапии.

Он продолжал психоаналитическую работу с Кларой Хаппель и вращался в среде философов, таких как Бубер2, Тиллих3. Его заинтересовал Баухауз2 - художественное учебное заведение и направление в дизайне, основная идея которого - нести искусство в массы. Считалось, что практическая работа и свободное экспериментирование студента более плодотворны для овладения предметом, чем получение знаний от преподавателя.

Психоаналитический путь заставлял Фрица вновь и вновь пересматривать всевозможные идущие с ним по жизни «нужно»: нужно быть уважаемым, нужно зарабатывать деньги, нужно нравиться… Понемногу он избавлялся от всех этих нужностей, которые его подавляли, но в то же время, отказываясь от них, чувствовал тревогу и потерянность.

Мы находим здесь еще две темы, которые будут важны для него в разработке принципов гештальт-терапии: поиск аутентичности и ценность экспериментирования (реализуемые клиентами при поддерживающем сопровождении терапевта).

Именно в этот период он встречает свою будущую подругу жизни…