Определение хорошего здоровья в гештальт-терапии кажется мне очень близким к определению Всемирной организации здравоохранения: «Здоровье - это не отсутствие болезни или недуга, а состояние полного физического, умственного и социального благополучия».

Гудмен настаивает на идее, что хорошее здоровье основывается одновременно на трех составляющих: физической, психологической и культурной.

Гештальтистская концепция здоровья и болезни представляется мне в сущности феноменологической1, а именно: для гештальтиста важна не «объективная правда» ситуации, а то, какой субъективный отклик она вызывает. Именно осознание человеком события придает ему смысл.

Феноменология - это одновременно и экспериментальный метод, и философское течение, развитое Гуссерлем2 в 1907 году. Феноменология предлагает описывать, а не объяснять наблюдаемые факты. Речь идет о том, чтобы избегать «разговора о вещах» и пытаться вернуться к «самой вещи, на уровне ее переживания», исключая любую интерпретацию3. Как только я оставляю эту феноменологическую позицию, я даю оценку бытию.

Когда ко мне приходит клиент, мое восприятие его проявлений «затуманено» направленностью моего мышления, то есть оно определяется, например, пониманием, воспоминаниями, любовью. Я «иду к» моему клиенту, так же как он «идет ко» мне. Концепт интенции4 описывает обусловленность этого движения навстречу друг другу.

Феноменология старается выявлять эту субъективность. Феноменологическая психология пытается в большей степени понимать, чем объяснять человека5.

Я приведу пример, далекий от терапии, чтобы читателям было понятней. Представим себе телевизор. Специалист по электронике воспринимает его в терминах транзисторов, мощности, качества кинескопа. Художник его описывает посредством цвета и формы; торговец - через понятия цены и конкуренции. Как терапевт, я его рассматриваю в терминах отношений: для меня важно наблюдать, прерывается ли семейный разговор, когда включили телевизор, как дети едят, когда смотрят любимую передачу, и т.д. Следовательно, даже телевизор - объект тысячи различных наблюдений, согласно интенциональности того, кто наблюдает.

Концепция психопатологии в гештальт-подходе также феноменологична. Она не может быть только «нозографической»6, то есть ориентированной на описание болезни или симптома. Концепция психопатологии, кроме того, обусловлена отношениями, а также имеет временные и контекстуальные модальности. Сейчас я попробую это объяснить.